Дети и кони

дети и кони.doc 

Член Национальной Федерации Иппотерапии

Конноспортивный клуб инвалидов г. Новосибирска

 

Животные – это дар человечеству, однако люди редко пользуются им. (А. Шоэн)

Дети и кони.

«В некотором царстве, в некотором государстве жили-были...» Всем известны эти тёплые строки с детства. Тогда мы были маленькими, и родители читали нам сказки об Иванушке-Дурачке и Коньке-Горбунке, о Сивке-Бурке – вещем каурке, об Иване-Царевиче и Сером Волке, который помог добыть первому коня златогривого. Сколько ещё сказок существует, где обязательным участником событий является конь? – не счесть.

Теперь мы выросли и своим детям читаем сказки, где снова и снова Иванушка - Дурачок залазит в одно ухо к коню, а вылазит из другого, как бы заново перерождаясь в статного и умного добра молодца. Читаем, как в первый раз, о верной дружбе и тёплой привязанности Сивки-Бурки и Иванушки.

Мы, будучи родителями, открываем для себя новые смыслы в народных сказках, теперь, когда мы стали взрослыми, нам несложно заметить, что в сказках о животных речь идёт о людях и непростых человеческих взаимоотношениях. «Добрый конь», «верный конь», «полцарства за коня!» и т. д. – несложно догадаться, что речь идёт о настоящей дружбе, и не только. Только всего этого мы не объясняем ребёнку – мы просто читаем ему выразительно и интригующе, и этого достаточно.

Так образ коня постепенно входит в жизнь ребёнка. Он оставляет тёплые приятные впечатления, которые в дальнейшем для одних могут перейти на реальное животное, для других – никакого отношения к реальной лошади не имеют. Почему так происходит: одни взрослые боятся лошади, а другие не представляют свою жизнь без неё? Почему дети так тянутся к этому сильному и благородному животному? Чтобы разобраться в этих вопросах, вспомним, что происходит в период раннего развития ребёнка.

Животные в жизнь человека входят очень рано. Сначала ребёнок учится манипулировать образами, а не предметами реального мира. Затем может появиться какая-нибудь вещь или явление, например часть шерстяных нитей или угол одеяла, слово, напев или манерность, что станет жизненно важным для ребёнка, и будет служить защитой от тревоги.

Вы, наверное, помните тот самый мягкий предмет, который использовали в детстве во всех случаях жизни: ложились с ним спать, когда рядом не было мамы, привязывали его к стулу, когда хотели гулять, а вас не выпускали строгие родители на улицу, наказывали его, когда сами были наказаны? Он был для вас тем самым значимым объектом. Может, и сейчас он занимает почётное место в доме? Возможно, Вы опасаетесь доверить его своему любознательному чаду, из пытливых ручонок которого приходилось не раз вызволять те или иные предметы? Он Вам дорог по сей день.

Мудрые родители понимают ценность этого предмета и берут его во все поездки. Он может испачкаться, приобрести неприятный запах и даже истрепаться, но мама оставляет всё, как есть, понимая, что стирка внесёт разрыв в непрерывный поток опыта ребёнка, разрыв, который может разрушить значение и ценность объекта для ребёнка. Многолетние исследования показывают, что такой объект ребёнок использует, чтобы перенести боль разделения с матерью. Иногда этих переходных объектов, кроме самой матери, может не существовать. Специалисты считают, что это происходит в случае сильного эмоционального нарушения у младенца.

На данном этапе мы, родители, можем обеспечить ребёнку условия для успешного переживания этого периода. Начинаться он может уже с 4-месячного возраста. Не всегда всё протекает гладко, и тогда происходят задержки в развитии психоэмоциональной сферы.

Когда ребёнок достигает состояния некоторого единичного элемента и отделяет мир наружный от мира внутреннего, можно говорить о внутренней реальности индивида. С этого момента можно говорить о том, что он вовлечён в вечную задачу человека – разграничение внешней и внутренней реальностей, которые взаимосвязаны: Где «Я», а где «не - отношения с которым строятся через лошадь.

Ученые установили, что успех работы с детьми через лошадь связан с несколькими факторами. Один из них я назову: лошадь восприимчива ко многим эмоциональным реакциям человека. Для нее не столь важны слова, сколько интонация, с которой они произносятся. У этого животного хорошая память, оно способно вырабатывать привычку. Ее поведение достаточно предсказуемо. Следовательно, она может давать ощущение стабильности, а это ощущение – основа для снятия страхов у детей.

Что же с точки зрения глубинной психологии несёт лошадь для мальчиков и девочек, чем конь так привлекателен?

Есть такой популярный простенький тест: Желаете протестироваться? - Дайте определения, или, напишите качества, по вашему мнению, больше всего подходящие к слову «конь». Запишите их. А теперь - к слову «чайка»…

После того, как найдены подходящие слова, относящиеся к этим животным, Вы можете узнать о своём отношении к мужчине и женщине. Вы, конечно, догадались, кто из этих животных ассоциируется с женщиной, а кто – с мужчиной? Да, конь ассоциируется с мужчиной! А для ребёнка – это может быть символом отца.

Общение с отцом для обычной семьи, как правило, большой дефицит. Может быть, отца нет в семье вообще, тогда и женщина в полной мере не может чувствовать себя «за мужем», в исторически сложившемся смысле: ЗА своим мужем. Для своего ребёнка приходится быть мамой и папой одновременно. Там, где нет отца в семье, либо имеющийся не представляет собой сильную волевую личность, ребёнок не может ощущать себя в безопасности. В результате чего, возможно, увеличивается ощущение «инстинктивной опасности». Здесь может помочь общение со специалистом через лошадь.

Ребёнок, восседающий на лошади, и возвышающийся над взрослыми, может ощутить архачное чувство единения с природой, мощь и силу, величие и спокойствие в едином целом СЕБЯ – ВСАДНИКА и КОНЯ. Этот конь для ребёнка, может быть, как отцом, так и матерью. Ребёнок бессознательно стремится достроить свою психологическую телесность. Идентификация происходит в зависимости от фиксации на том, что ребёнку не удалось благополучно пережитьв своё время. В отношении с матерью – вернуться туда, откуда пришёл: в животик. С отцом – достройка недостающих отношений с сильной защищающей структурой.

Так ребёнок рисует себя на лошади (восприятие себя внутри).

С точки зрения психоаналитической теории для ребёнка значимы взаимоотношения внутри семейного треугольника: Мама – Папа – Ребёнок, и разрешение этих отношений происходит в идеале ещё в дошкольном возрасте. Половая принадлежность (идентичность) формируется к концу 2-го года жизни и становится относительно неизменной к 4-му году жизни. Девочке нужно сменить объект любви: то есть, любовь с мамы переходит на папу. Приведу пример: поначалу девочка не могла засыпать без мамы, а папу всячески прогоняла, с некоторых же пор она ждёт папу с работы, готовит ему «блюда» на ужин и просит подойти к её кровати перед сном. Роль отца решающая в поддержании чувства женственности, только он может помочь справиться с чувством неполноценности.

В том случае, если семейный треугольник неполный, и нет мужчины, который мог бы поддержать девочку, то дальнейшее развитие девочки может быть неоднозначным. Один из выходов - девочка стремится к общению с лошадьми. Поскольку подобная ситуация не редкость, то Девочек чаще можно увидеть с лошадью.

Сесть на коня – в каком-то смысле, регрессировать, опуститься, в хорошем смысле этого слова, ближе к телесности, природности и первозданности. Регрессия – женская психологическая защита. Вот пример: смотрю на маленькую девочку, улыбаюсь ей – никакой реакции. Через пять минут она сидит на коне, и я вижу счастливые, искрящиеся радостью глаза девочки: «Мама! Смотри!»

З. Фрейд и его последователи описывали регрессию как основную женскую психологическую защиту, реализующуюся в силу существующих объективных обстоятельств. В настоящее время в психоаналитически ориентированные специалисты считают, что регрессия включается во всех случаях, когда разворачиваются эмоционально окрашенные отношения открытого конфликта и соперничества. Женщина уступает в этом соперничестве мужчине, как более сильному и социально более активному, но уступает с проявлением детского чувства доверчивости и наивности.

Общество ожидает от женщины уступок в конфликтных отношениях с мужчиной и, чтобы не входить в противоречия с обществом и сохранить своё достоинство и внутреннюю целостность, женщина уступает, но не как социально зрелое существо, а как ребёнок. Исследования зарубежных учёных показывают, что существует значимая взаимосвязь между регрессией и сниженной самооценкой. Девочка садится на коня и, при поддержке специалиста, повышает свою самооценку, отчасти справляется с чувством неполноценности.

Вернёмся к семейному треугольнику. Мальчику, в отличие от девочки, нужно сменить качество объекта: то есть, сменить любовь к матери, как единому целому с самим собой, на любовь объектную. Например, мальчик 5 лет фантазирует: как он вырастет большой, женится на маме и купит ей дорогую шубу.

В идеале, по мере взросления и переживания Эдипова периода, сын отказывается от претензий на мать и идентефицируется с отцом. Страх заставляет мальчика отказаться от претензий на мать. Мальчик берёт себе «на вооружение» отцовские моральные установки и принципы, они составят его Супер-Эго, которое и будет в дальнейшем диктовать свою волю. Эдипов комплекс завершается, когда преодолевается архаический страх перед отцовским наказанием и происходит отождествление с отцом. Порой мальчик идентифицируется с матерью, чтобы быть любимым отцом – это, так называемый, негативный Эдипов комплекс. Именно от этого кульминационного периода, зависит, как пройдёт дальнейшая невротическая судьба мальчика, как будут строиться его отношения с мужчинами.

Если же в семье нет отца, мама помогает мальчику идентифицироваться с воображаемым отцом, помогает стать мужчиной. Важно то, как мама преподносит сыну папу символического. В этот период от мамы зависит: будет ли любить или ненавидеть сын своего отца. Например, ребёнок говорит: «У меня отец - подлец!», другой: «У меня папа - герой, он лётчик, геройски погиб!». В этот жизненный период закладывается то, как в дальнейшем, возможно, будут строиться взаимоотношения у мальчика – будущего мужчины с женщинами. Вы сами знаете примеры, когда мужчина проживает вся свою жизнь вместе с матерью, так и не обзаведясь собственной семьёй. Либо на протяжении всей жизни ищут ту, одну-единственную, бросая одну женщину за другой, бессознательно копируя своего отца.

Матери-одиночке девочку вырастить сложнее: в воспитании должен принимать участие в этом возрасте мужчина. Но как часто встречаются идеальные ситуации? Пожалуй, это риторический вопрос.

То, что животные способны оказывать положительное воздействие на здоровье человека, не является новостью. Есть даже официальное направление в психологии и медицине, которое называется анималотерапия и изучает, каким образом и какие животные нам помогают. Одно из направлений анималотерапии – это иппотерапия, то есть использование в качестве «лекарства» лошадей и верховой езды.

С конца 50-х годов иппотерапия начала свое триумфальное шествие по миру, и сейчас в 45 государствах Европы и Северной Америки созданы центры лечебной верховой езды, предлагающие реабилитацию с помощью лошадей для клиентов всех возрастов, страдающих самыми различными заболеваниями.

Слово это произошло от греческого hippos – лошадь, и корни иппотерапии стоит искать в античной Греции. Еще в 5 веке до н.э. Гиппократ заметил влияние окружающей природы на человека и говорил о пользе лечебной верховой езды. Он же отмечал, что кроме общеукрепляющего эффекта наблюдается и психологический эффект подобных занятий и советовал ездить верхом меланхоликам, поскольку это освобождает человека от «темных мыслей» и вызывает «мысли веселые и ясные».

Но основателем иппотерапии считается французский врач и психолог Ю. Лаллери, который использовал этот метод, чтобы помочь больным достичь двигательной и психической независимости и сделать человека способным самостоятельно преодолеть возникающие в его жизни проблемы.

Иппотерапия поистине универсальна. Она позволяет и детям, и взрослым справиться с такими тяжелыми заболеваниями, как детский церебральный паралич, полиомиелит, поражение органов чувств, потеря слуха или зрения, рассеянный склероз, муковисцедоз, мышечная дистрофия, атаксия, афазия, с психическими заболеваниями, особенно шизофренией и эпилепсией, аутизмом. Одними из часто встречающихся проблем детского возраста являются трудности в концентрации и поддержании внимания и связанные с ними нарушения обучения, памяти, а также сложности обработки информации, поступающей из внешнего и внутреннего мира. Данное состояние носит название синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Помогает иппотерапия и при умственной отсталости, различных нарушениях социальной адаптации и поведенческих нарушениях, неврозах, психозах, задержке психического развития, используется она в послеоперационной реабилитации и во многих других случаях. Профессиональное психоаналитическое сопровождение позволяет справиться с глубинными личностными проблемами, а вслед за ними – с психосоматическми заболованиями. Такая работа даёт эффект по формуле: 1+1=5 баллов – здесь законы обычной арифметики отступают на задний план.

Шатилова Татьяна Григорьевна: Психоаналитик.

Опыт работы 20 лет, в иппотерапии – 7 лет.

Член Европейской Конфедерации

Психоаналитической Психотерапии (ЕКПП – Россия).

www.moosap.ru, E-mail:yniktana@mail.ru

+7-952-914-952-2, +7-901-450-18-81, +7-960-782-08-08.